Цифровая крыса, ищет партнера для длительных и серьезных отношениях в сфере MMORPG.
Свое резюме отправляйте в личку.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:25 

Надорвал пуп.

Programming is like sex: One mistake and you have to support it for the rest of your life.
06:27 

DAT BITCH

Programming is like sex: One mistake and you have to support it for the rest of your life.
15:14 

Агрессия Денис Чекалов, кандидат философских наук

Programming is like sex: One mistake and you have to support it for the rest of your life.
Агрессия

Денис Чекалов, кандидат философских наук

Агрессия в компьютерном мире! При этих словах сразу же вспоминаешь о взломах,
совершенных хакерами, или о вирусах, что так и жаждут просочиться на твой компьютер.
Программы-бомбы ("ньюки"), твой сервер, упавший оттого, что кто-то подпилил ему ножки,
- стоит только включить модем, и тебе открывается мир, полный готовых высыпаться
неприятностей.

Но идет ли речь только о взломах и вирусах? Нет, конечно. За взломами и вирусами стоит
человек - что же делает его таким злым?

Не станем, конечно, углубляться в вечные философские вопросы. Какова природа человека,
что заставляет его причинять боль себе и ближним, - пусть ученые ломают головы над
этими проблемами. Если им не жалко своих голов.

Поставим перед собой более четкую задачу. Постараемся описать один из типов личности,
рожденной влиянием информационных технологий. Невежливого, колючего человека - не
столько злого, сколько мелко злобного. Уверен, вы не раз сталкивались с такими. И
попытаемся понять, что делает его злым.

Люди привыкли к недоброжелательности

лость и агрессия не обязательно принимают форму вируса или взлома. В конечном счете,
как бы ни были неприятны подобные сюрпризы, мы сталкиваемся с ними не каждый день - и
слава Богу.

Гораздо чаще сталкиваемся мы с другой агрессией - эмоциональной. Не думаю, что открою
для кого-нибудь Америку, если скажу - грубость встречается в компьютерном мире (в том
числе, в Интернете) слишком часто.

При этом, грубость, возведенная в форму образа жизни. Приведу несколько примеров.
Объявление о приеме на работу: "Письма с доками будут безжалостно уничтожены". Или
другое: "Не обращаться [список тех, кто не подходит на должность]. Вас таких сразу
видно".

Почему "безжалостно"? Почему "сразу видно"? Разве сложно говорить вежливо? Сделаю
небольшой прогноз - многие из читателей могли даже не понять, а где здесь, собственно,
грубость. Колючесть, недоброжелательность настолько просочились в наш образ жизни, что
превратились в норму.

В Советском Союзе было принято смеяться над американцами - над их "неискренними
улыбками". Сегодня стало ясно - неискренней улыбке нередко противостоит только
искреннее хамство.

Возникает, однако, более сложный вопрос. Да, если человека плохо воспитали в детстве,
то он может стать хамом - тем более, если просочится на руководящую должность. Как ни
печально, так все и происходит.

Но откуда злость ко всем вокруг? Обида на весь мир? Ничем иным не удастся объяснить
такую грубость и недоброжелательность. Я недаром привел в качестве примеров именно
объявления о приеме на работу. Можно было бы обратиться к чему-то другому, но
объявления не могут не удивить.

В самом деле. Человек ищет сотрудников. Он абсолютный хозяин положения. Кого хочет -
возьмет, остальным откажет. У него власть, у него деньги. А ведь агрессия
свидетельствует о слабости.

Злость испытывает тот, кто проиграл, неудачник, обвалянный в грязи и осмеянный толпой.
Победителю, богачу и любимцу удачи незачем злиться. Он может быть негодяем, хамом,
подлецом - но у него нет причин испытывать злость и ненависть.

Откуда же они берутся? Откуда стремление сразу поссориться?

Почему находятся люди, взявшие за правило принцип: "Нахами первым, пока не нахамили
тебе"?

Все дело в том, что наш агрессор испуган.

Чем же? У него хорошая работа. Ответственная должность. Высокий оклад. Пусть пугаются
его подчиненные, те, кого он может принять на работу или уволить, пусть злятся и
кусают друг друга - это было бы предосудительно, но понятно.

Что пугает нашего злобного, мелочного агрессора? Малость. То, что он не умеет
работать. Он не способен выполнять свои обязанности, и каждую минуту может вылететь со
своего поста.

Не умея работать

На первый взгляд, кажется невероятным, что некомпетентный человек оказывается на
ответственной должности. И научная логика, и здравый житейский смысл подсказывают, что
работа должна доставаться тому, кто в состоянии ее выполнять.

Конечно, бывает всякое. Вакансия может достаться случайному человеку, к тому же,
нередко людей принимают по знакомству - и тем не менее. Если человек не умеет
готовить, ему не удержаться на месте шеф-повара. Не умеет водить автомобиль - роль
таксиста не для него. Какими бы ни были обстоятельства или знакомства.

Это совершенно справедливо. Но только не в том случае, когда речь идет о компьютерном
мире.

Является закономерным, что работа, связанная с компьютерами, открывает простор для
некомпетентных, безответственных людей.

Это похоже на работу полицейского. Большая часть стражей порядка - честные, надежные
люди. Но сам характер профессии таков, что попадись среди них человек с гнильцой - и
его пороки разрастутся пышной плесенью.

Не стоит забывать, что подобное положение имеет и противоположную сторону. Те, кто
умеет работать и хочет это делать, нередко оказываются оттесненными в сторону.
Последнее не удивительно - бездельники гораздо лучше умеют громко кричать и
распихивать окружающих локтями.

Отчего же это происходит? Почему компьютерная работа позволяет жить и процветать
такого рода людям?

В данном случае, речь пойдет только о странах постсоветского пространства. В рамках
разных культур влияние, которое оказывают на человека информационные технологии,
преломляется по-разному, и сейчас у нас нет возможности (да и необходимости тоже)
говорить о всем мире в целом.

Возьмем в качестве примера что-нибудь, хорошо известное всем читателям. Хотя бы одну
из крупных компаний, занимающуюся локализацией игр. Не станем называть ее - без
сомнения, в ней работают умные, компетентные люди, которые любят свою работу и
ответственно к ней относятся.

Вспомним, однако, один из ее проектов. Речь идет об известной пошаговой стратегии. Что
мы видим? Локализаторы уверенно пишут слово "мэрия" через "е", а название штата
"Калифорния" оказывается с маленькой буквы. Игра состоит из нескольких частей, которые
переводились отдельно, - и везде мы видим те же ошибки.

Название сказочного народа "halfling" можно переводить по-разному. Это может быть и
"полурослик", и "невысоклик", и просто "халфлинг". Но ни в коем случае не "подросток"!
С тем же успехом дракона можно назвать жабой, а единорога козой.

Но наш переводчик над этим не задумывается. Не потому, что не знает - просто ему
плевать на качество.

Далее. Как уже сказано, игра выходит несколькими отдельными частями. В них участвуют
одни и те же герои. Однако в каждом новом выпуске их имена перевраны по-новому.
Транскрипция имен с другого языка - дело сложное, но сверить финальные результаты не
просто необходимо, это дело чести переводчика.

Но чести-то нет.

Как принято говорить в подобных случаях - прошу прощения за некоторую вульгарность -
"пипл хавает". В переводе на нормальный язык, это означает: какой смысл стараться,
если купят и так.

Не желая работать

В первое время, это срабатывает. Игрок, конечно же, предпочтет переведенную игру
английской (позор, конечно: когда-то мы были великой грамотной страной, а теперь даже
геймер, который, по определению, работает с компьютером и должен знать язык Шекспира
хотя бы чуть-чуть, требует себе локализованную версию).

Довольны и западные партнеры. Русского они не знают, проверить ошибки не могут, да им
и плевать. Главное, чтобы деньги шли.

Так зачем же стараться? Тяп-ляп, шмяк-бубяк, скорей-скорей: Быстрые деньги, быстрый
оборот. Это нормально, более того - полезно для экономики в целом.

Но что происходит с человеком? Он привыкает к тому, что можно работать, спустя рукава.
Более того - он видит, что за такую халтуру ему не просто платят деньги, но еще и
рукоплещут.

Происходит сдвиг ценностных ориентаций. Человек не просто привыкает работать плохо. Он
уверен, что так и надо работать. Вспомним многие отечественные "теледетективы". В свое
время, была очень жестокая песня: "Смесь из грязи и [кое-чего похуже] - это родина
моя". Конечно, это неправда - по крайней мере, к моей родине подобное не относится. Но
поглядите на телеэкран - и правда, кроме грязи и этого другого, ничего нет.

Я даже не говорю о том, что героями нашего времени стали "братки-бандюки" и "чумовые
дамочки". Речь идет об общей концепции. Посмотрите фильм "Детектив Нэш Бриджес". Яркие
цвета, красивые съемки, интересные актеры. Сравните что-нибудь российское -
заплеванные подъезды, грязные улицы, обшарпанные кабинеты.

"Правда жизни"? Отнюдь. Я не верю, что в Москве можно снимать только грязь и
обделанные заборы. К счастью, есть режиссеры, которые это понимают, но их слишком
мало.

Большинство исповедуют другой принцип. Зачем стараться, искать красивые пейзажи,
организовывать съемки. Наверти кадры в ближайшей подворотне, и гони новую серию.
Пирожок с грязью вместо паштета? Ну и что. Пипл же хавает!

Таково мировоззрение этих людей. Они отучились работать хорошо. Слово "качество" для
них ничего не значит. И в то же время, они твердо уверены, что представляют собой
"цвет нации".

Рассмотрим теперь, что происходит далее. Принцип "пипл хавает" не может работать
вечно. У Марка Твена есть небольшой эпизод об "артистах", которые вместо представлений
бессовестно обманывали публику.

Они хорошо знали: на первое представление придут те, кто им поверил. На втором они
уже, само собой, не покажутся, но наберется столько же новых зрителей.

А с третьего, шапку в охапку, и бегом, пока разгневанная публика не намылила
физиономий.

Вот этого наш "испуганный агрессор" и не умеет. Он привык к тому, что его хвалят за
халтуру. Когда этого не происходит, он умеет вовремя сбежать. Ведь он не ощущает себя
мошенником, как создатели экономической пирамиды, - он искренне думает, что заслужил
фанфары.

Обратимся за примером к другой отрасли, тесно связанной с компьютерами, -
издательской. Почему именно к ней? Она интересует нас в первую очередь. Если
разработчики программ или телестудии (мы говорим о нашей стране) начали свою
деятельность сравнительно недавно - то частные книгоиздатели существуют уже давно, и
успели пожать печальные плоды принципа "пипл хавает".

И злясь на весь мир

Оглянитесь - как мало издают сегодня художественных книг. Отчего? Люди стали меньше
читать? Тоже верно. Телевидение, кино, видео, компьютерные игры, поп-музыка - все это
отрывает человека от книги. Но разве причина только в этом?

Отнюдь. Причина в том, что "испуганный агрессор" от книгоиздания слишком горячо
обжегся на принципе "пипл хавает". Я участвовал в работе над рядом книг, учебного
плана, и попутно не мог не заинтересоваться тем, как обстоят дела у беллетристики.

Друзья, нормальный человек не поверит тому, что там происходит.

Ибо ничего нормального там нет.

Казалось бы. Есть книга, есть ее потенциальный читатель. Что должен сделать издатель?
Донести книгу до читателя и получить с него большие деньги.

Ошибаетесь:

Издатель должен напечатать книгу и положить ее на склад. Если книгу не раскупят - что
же, значит, она никуда не годится.

Глупо? Отнюдь. Так поступают большинство издателей, имеющих дело с беллетристикой. Я
приведу вам пример нелепой сцены, которой сам был свидетелем.

Известно, что романы Д.Х.Чейза разошлись в нашей стране едва ли ни миллионными
тиражами. Очевидно, это свидетельствует о его популярности. В одном из издательств я
столкнулся с автором, который начинал как подражатель Чейзу. Со временем он стал
писать все лучше, и вскоре превзошел своего учителя.

Это признают все - в том числе даже те издатели, которые отказываются его издавать.

Подключим логику. Чейз суперпопулярен. У нас есть автор, который пишет в том же ключе,
но еще лучше. Станем издавать и получим много денег!

Но мы имеем дело с "перепуганным агрессором", поэтому отключим логику.

Когда я принес в издательство очередной учебник, составленный сотрудниками
университета, то столкнулся там с этим автором. У него тоже были две рукописи, и он
пытался их протолкнуть.

- Простите, Семен Семенович! - говорил ему выпускающий редактор (имя прозаика я,
конечно, меняю). - У вас замечательные детективы. Всем они нравятся. И нашему главному
очень нравятся. Но видите ли - их не покупают!

- Помилуйте! - сокрушался автор. - Как же не покупают? Ни в одном магазине их нет.

Выпускающий редактор глубоко обиделся и принял суровый вид.

- Как это нет? - обвиняюще спросил он. - Вот, в этом же здании, что и издательство,
есть лавочка. Там ваши книги и лежат. И никто не раскупает!

Казалось бы, дикая ситуация. Как сказал поэт, маразм крепчал. Для того чтобы книгу
покупали, необходимо запустить ее в сеть магазинов, провести хотя бы минимальную
рекламу - то есть, донести до читателя.

Во всей стране, по всему русскоязычному миру книга этого автора лежит только в одном
маленьком магазинчике, под издательством. И редактор делает обоснованный вывод -
читатели не хотят ее покупать! Вот если бы люди, со всей страны, приехали в этот
магазинчик, да выстроились в очередь, распихивая друг друга, - вот тогда книга
считалась бы "популярной".

Но донести книгу до читателя - это и значит "работать", наш "испуганный агрессор"
этого не умеет. Приведем еще пару примеров. Я очень люблю классический английский
детектив, наподобие Колина Декстера ("Инспектор Морс"). Издательство "Армада"
попыталось наладить выпуск книг этого автора. Серию закрыли, оттого, что ее "не
покупали".

А была ли у читателей такая возможность? Боюсь, что нет. С большим трудом я смог
купить одну-единственную книгу на распродаже. Конечно, где-то они лежат - в таком же
"магазинчике под издательством", и читатели, видите ли, не желают их раскупать.

А серия романов Паркера о Спенсере? Классика черного романа. До моего города дошли
только три книжки.

Все дело в том, что существует мейнстрим. Маринина, Дашкова - они отвечают вкусам
большинства читателей, и слава Богу, что хотя бы им есть, что почитать. Подобных
авторов можно просто издать и выбросить на полки. Как кидают воробьям крошки.

Но на страну не может быть сотни прозаиков такого жанра - нужны и другие. А ведь за
пределами мейнстрима правило "пипл хавает" уже не срабатывает. Здесь нужно вести
работу с читателями, серьезно изучать спрос, создавать сети распространителей...

К чему?

Для продажи Марининой это не надо. Значит, вообще не надо. И виноваты для "испуганного
агрессора" все - и писатели, которые "плохо" пишут, и читатели, которые не желают
читать.

Стоит ли удивляться, что тот выпускающий редактор, о котором шла речь немного выше,
вскоре лишился своего места. А ведь у него было столько планов - настоящих, интересных
планов. К примеру, он долго увлеченно рассказывал об идее составить лечебник от
геморроя. Можно, конечно, улыбнуться такому замыслу - но ведь есть много людей,
которым действительно нужны такие книги.

Вот почему наш "испуганный агрессор" так испуган. Он чувствует, что стул под ним
шатается. Стул и будет шагаться - ибо все успехи нашего героя суть не успехи даже, а
только удачи, рожденные стечением обстоятельств.

Стоит ситуации измениться, и он кувыркается со стула. И жаль его, ибо не сам он
виноват в своем падении, и не жаль, ибо падение ничему не может его научить.

Зато оно может научить нас. Каждый совершает ошибки, и каждого искушает возможность
спешить, лепя по принципу "так сойдет". Но мы работаем не только ради денег и не
только ради продвижения по службе.

Все это важно, все это чертовски важно, как сказала Баффи Корделии, после того как их
чуть не убили, - но ни деньги, ни успех не имеют смысла, если потеряешь уважение к
себе.

И даровать его может лишь хорошо выполненная работа.

@темы: Статья

18:44 

Сладкая, мы обязаны это попробовать.

Programming is like sex: One mistake and you have to support it for the rest of your life.
06:27 

Здравствуй товарищ синий экран, только вчера виделись.

Programming is like sex: One mistake and you have to support it for the rest of your life.
Я пьян. В системе срач. I am Happy wery much.


запись создана: 19.11.2012 в 15:02

@темы: Game... so HARD, jpeg

Error 404

главная